Экспедиция на южную стену

Экспедиция на южную стенуГоворили, что человек не сможет совершить ского пика (8.091 м). Кристиан Бонингтон, руко из 8 человек, раскрывает секреты успешного последние, решающие и самые трудные восхождение по южной стене этого гималаи-водитель прошлогодней английской экспедиции восхождения. В этом отрывке описываются планы восхождения.

ЛАГЕРЬ V. Вот как все это было там, наверху… На ночь большинство из нас принимали снотворное. Я обнаружил, что двух таблеток хватало, чтобы я совершенно выключился с 7 часов вечера, когда мы обычно устраивались на ночлег, поскольку ничего другого не оставалось делать, только до двух часов ночи. После этого я продолжал дремать, часто при этом просыпаясь, в ожидании рассвета.

Большинство наших лагерей были расположены так, что ранним утром освещались солнцем, но «бокс Уилланса» в нашем Лагере V был запрятан в трещине ледника под 600-метровым вертикальным изгибом скалы, которая, как мы все время ожидали, должна была быть самым трудным препятствием на южной стене. Огромный завиток льда, грозно напоминающий о Дамокловом мече, предохранял нас от снежных лавин сверху — если бы он отломился, то мы, по крайней мере, ничего не узнали бы об этом. После каждого снегопада наш «бокс» необходимо было откапывать. Обычные палатки были здесь бесполезны, поскольку тяжесть увеличивающегося покрова сыпучего снега просто бы раздавила их.

Внутренняя часть «бокса» представляла собой кошмарный куб с размерами 1,9 х 1,2 х 1,2 л/, с зелеными мрачными стенками, без окон и с одним входным отверстием на молнии, которое нужно было почти все время держать закрытым из-за клубов снега. Стены и потолок покрывались льдом, который таял только, когда мы готовили пищу на газовой плите. Капли, падавшие с крыши, тогда пропитывали наши спальные мешки и высушить их не было никакой возможности.

На вершинеВ Лагере V не было ни горячей, ни холодной воды из-под крана — один только снег, который нужно было растапливать. Надо было набрать около 10 кастрюлей снега и около часа потратить на его нагревание, чтобы получить одну кастрюлю тепловатой воды.

Майк Томпсон, отвечавший за наше питание, был полон решимости организовать интересную высотную диету. В конечном счете рацион получился несколько чересчур необычным. Он исключил такие обыкновенные элементы питания, как чай и кофе, заменив их набором кубиков для приготовления фруктовых напитков, которые через несколько недель стали все одинаково отвратительными. У нас были на выбор горячий кока-кола, апельсиновый или грейпфрутовый соки на завтрак, консервированное мясное блюдо или, скажем, горячая копченая рыба или селедка в белом соусе. А если вы могли выдержать, то был к тому же пум-перникель — тонкие черные плитки прессованного ржаного хлеба, плавленый сыр и маленькие коробочки джема, вроде тех, что используются на авиалиниях. Джем был вполне приемлемым, но пумперникель обладал слишком сильным привкусом для высотных условий и все мы скучали по простому печенью. Любимым завтраком для всех нас была овсяная каша быстрого приготовления.

Приготовление завтрака отнимало около трех часов — на одну только варку горячего напитка требовалось больше часа, а нам перед выходом нужно было заваривать дважды: чтобы избежать обезвоживания организма надо было выпивать не менее четырех литров жидкости в день.

Поскольку в «боксе» есть место только для двух человек в лежачем положении, завтрак приходится готовить, не вылезая из спального мешка. Если не быть аккуратным, а большинство из нас этим именно отличалось, то внутренность «бокса» вскоре превращается в сплошное грязное месиво.

Пять часов утра. Начало следующего дня. Ник Эсткорт все еще на боковой, целиком запрятавшись в свой спальный мешок; виднеется один лишь его нос. Я зажигаю плиту, наполняю кастрюлю снегом у двери, стараясь при этом брать снег справа от входа, так как мы облегчаемся в течение ночи на левую сторону.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить Ответ

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.